Дневник точка SE » Новости Швеции » Шведское общество » Если у тебя наше образование, шведом ты никогда не станешь ("Окно в Россию")

 

Если у тебя наше образование, шведом ты никогда не станешь ("Окно в Россию")

Автор: kogotok от 27-12-2012, 10:38, посмотрело: 1425

0
Вы когда-нибудь были в Швеции? Эта страна, по словам нашего сегодняшнего героя сразу располагает к себе, как-то обволакивает и принимает в свои объятия. Виктор Маттиссон рассказал в проекте "Окно в Россию" о том, почему наши соотечественники никогда не смогут стать настоящими шведами, о европейском образовании, а также, чем можно запугать однофамильцев в Швеции.

Profile: Граф Авигдор Маттис, в Швеции с 2006 года.

- Из одной публикации узнала, что Вы - «типичный москвич со шведскими корнями». Расскажите историю своего рода и - почему вдруг в 17-м веке Ваши предки оказались в России? А потом перейдем к тому, почему их предок оказался опять в Швеции.

- По всей видимости, все связано с той самой Полтавской битвой, которую шведы проиграли, и мои предки, видимо, попали в плен, потому что были военнослужащими. И когда Петр Первый забрал их в плен, он им дал возможность работать и сделать себя. На что они согласились, потому что выбора особого не было. Итак получилось, что, по архивным данным, им дали российское подданство, и, помимо всего прочего, дворянский титул. Наверное, были какие-то заслуги. Они действительно служили царю и Отечеству, при этом сохраняя свою идентичность и свою лютеранскую веру. По всем метрикам все последующие поколения, которые появились в России, были лютеранами. Наверно, это изменилось ближе к советскому времени, когда из лютеран они превратились в коммунистов. Вот такая метаморфоза…

- Скажите, как Вам удалось все это выяснить?

- Все мои родственники, главным образом родители, посещали архивы и раскапывали наше древо. Мы так и не выяснили, кто первый приехал в Швецию. Но совершенно ясно, что все датируется именно 17 веком, когда произошли все эти известные события, и это было первое упоминание в документах российской империи. После чего они безвылазно находились здесь. Когда я пытался контактировать с ныне живущими гражданами Швеции, которые носят фамилию Маттиссон, и спрашивал их про осведомленность о русских корнях, каких-то родственниках, они сразу говорили, что никого не помнят, кроме бабушек и дедушек, и вообще, очень пугались, когда я выходил с ними на связь. Когда человек из России с фамилией Маттиссон набивается в родственники, это всегда пугает. Меня бы тоже, наверное, испугало.

- Вам довелось лично знать кого-то из предков? Допустим, бабушку, дедушку?

- Дедушка, Маттиссон Сергей Сергеевич - отец моей мамы первым рассказал нам о том,что у нас есть шведские корни. Но в свое время это было крайне опасно делать, потому что и фамилия сама по себе довольно сомнительная, да и всех не классово близких тогда уничтожали. Моему деду как-то удалось выстоять и остаться с этой же фамилией, мама передала эту фамилию мне, и теперь я несу это гордое знамя. Собственно, источником информации был только он, а потом мы уже через архивы пытались выяснить свое происхождение. И в Санкт-Петербург, и в Москву, и в Пензу писали, география очень обширная, и нам присылали документы, шли навстречу, всегда без всяких проблем. Сейчас более-менее мы знаем всю цепочку до 17 века, пытаемся выяснить, кто приехал из Швеции, и из Швеции ли.

- Скажите, не кровь ли позвала Вас в родную Швецию? Каковы все-таки были причины того, что Вы уехали именно туда?

- Первый раз я попал в Швецию в 2002 году, и это была просто туристическая поездка, после которой я в эту страну, что называется, влюбился по уши. Меня восхищало все: и природа, и погода, несмотря на дождь и холод в августе, мне там было действительно классно. Швеция располагает, она как-то обволакивает, обнимает, и принимает в свои объятия.

- И засасывает?

- И засасывает, да. И вот это ощущение я пронес, наверное, до сегодняшнего дня. Потом, естественно, оно чуть-чуть подверглось метаморфозам, потому что я стал непосредственно сталкиваться с теми людьми, которые живут там. Конечно, я был восхищен их познаниям в английском языке - они все идеально говорят по-английски, фактически как на родном языке. Мне казалось, что это очень хороший показатель уровня образованности, интеллекта. Но на самом деле все оказалось не так радужно, и все шведы тоже это подтверждают. У них телевидение на английском языке со шведскими субтитрами, и начиная с детского возраста, они этот язык слышат наравне со шведским, поэтому идеально говорят и по-шведски, и по-английски. Но если говорить с ними о судьбах России и мира, на философские темы, о каких-то вещах, которые, находятся вне школьной программы, их это ввергает в ступор. И вообще, наверно, это тренд общеевропейский - такой обще потребительский подход, который в Швеции ярко выражен. Их интересует только поесть, поспать, и этим круг интересов ограничен.

Именно поэтому интеграция наших соотечественников, на мой взгляд, здесь невозможна. Мы приезжаем сюда с довольно большим бэкграундом, мы много всего знаем, и даже дети, которые начинали школу в России и продолжают ее в Швеции, говорят, что там они учились кое-как, а здесь они самые умные. Потому что общий средний уровень очень низкий, к сожалению, и образование здесь - это большая проблема. У них нет оценок до четвертого класса, потому что они не хотят никому наносить психологическую травму, говорят, для психики детей это очень вредно. У нас же все наоборот, мы не вылезали из посредственности, и нам активно доказывали, что мы ничтожество. Потом каким-то образом приходилось выплывать, и те, кто выплыл, добились в жизни всего, те, кто нет, так и остались на уровне ниже среднего.

- Мне интересно то, что Вы сейчас говорите об этом среднем уровне шведов, и об уровне наших людей, которые туда приезжают. Дает ли им это возможность как-то легче устраиваться, находить работу по душе или такие вещи, как препоны с российскими дипломами все равно сводят все на нет?

- Дипломы, естественно, необходимо подтверждать. Мой медицинский диплом, а я врач по образованию, здесь не действителен. И до тех пор, пока я не пройду все курсы, что фактически означает еще одно образование с самого начала, но на шведском языке, я не смогу работать врачом. Поэтому я работаю в фармацевтической индустрии, где это подтверждение не требуется, а просто требуются знания по медицине и понимание, как функционирует система. Знаю по опыту тех людей, которые приезжают, имея даже два высших образования, что они начинают с уровня уборщицы. А потом им приходится каким-то образом интегрироваться, но здесь проблемы связаны скорее с языком, с культурной интеграцией, и конечно, с русской душой - она значительно отличается от шведской.

- Дает ли общее образование, общая культура, нашим людям там возможность жить легче, чем, может быть, другим иммигрантам, которые попадают в Швецию?

- С практической точки зрения, да, потому что мы знаем, как обращаться с законом, как его понимать, может быть, иногда правильно, иногда не правильно; как делать так, чтобы добиваться своей цели, потому что если там говорят «нет», то это еще неокончательное «нет». Можно добиться и сделать так, чтобы сказали «да», главное - умело манипулировать. Поэтому иногда приходиться повышать голос, угрожать, говорить, что тебя подвергают дискриминации, и иногда это срабатывает. Но в Швеции все так внешне радужно, и бороться с ними как-то даже не стыдно, потому что в конечно итоге позитивное решение я получаю. А потом думаю - и это все, что от меня требовалось? - даже не интересно…

- Виктор, я так понимаю, что английским ты владеешь нормально. А как у Вас со шведским языком и нужен ли он в стране, где все говорят по-английски?

- Учу, тем более компания оплачивает посещение курса, приходит персональный учитель два раза в неделю, и в рабочее время я посвящаю один час шведскому языку. Пытаюсь освоить его, потому что для работы он необходим. Шведы более открыты и настроены на диалог, когда слышат именно шведский язык, а не английский, потому что к иностранцам они исторически всегда относились с настороженностью, держали на дистанции. Поэтому лучше иметь плохой шведский, чем идеальный английский.

- Вы так хорошо все раскладываете по полочкам, что создается впечатление, что в Швеции Вы уже 100 лет. А на самом деле?

- Вся эта история началась в 2006 году, и поехал я туда как-то сослепу, потому что мне надо было погрузиться именно в Швецию, и я стал заниматься наукой в Гётеборгском университете. Через некоторое время я понял, что опыты с мышами - это не совсем мое, и стал ближе двигаться к клиническим испытаниям с участием людей. Это более интересно, это более приближено к конечному продукту, ведь после всех испытаний мы получаем какое-то лекарство, которое потом поступает на рынок, и мы видим его эффективность, безопасность, видим плоды своей работы. Сейчас я работаю во французской компании, офисы которой представлены практически во всех странах мира, в том числе и в России. У меня очень хорошие отношения с коллегами из России, мы часто пересекаемся на одних и тех же встречах, мероприятиях, которые устраивают в главном офисе в Париже.

- Вы приехали в Швецию один, с женой?

- Приехал я не с женой, а со своей боевой подругой по жизни, она тоже из России. Это тоже к вопросу интеграции. Мы со шведами все-таки очень далеки друг от друга - это как Солнце и Луна, или как Земля и Марс…. Это разная культура, это разное понимание жизни, это разное понимание планов. У нас всегда взрыв эмоций, у нас от любви до ненависти один шаг, а у них все всегда на среднем уровне. Но это особенность этой нации, это и не хорошо, и не плохо, они просто другие. Когда-то мои престарелые тетушки говорили: "Женись только на русской". И сейчас я понимаю, что они были правы с высоты своего опыта. И я соглашусь с этим, потому что мы, даже когда молчим, друг друга понимаем. Со шведами, когда молчишь - не понимаешь, о чем они думают, о чем они молчат. Мы познакомились с моей подругой в России, это было то время, когда моя работа в Гётеборге закончилась, у меня уже было предложение от нынешнего работодателя, но виза заканчивалась. Я приехал в Москву и никогда не предполагал, что эта поездка окажется настолько судьбоносной. Устроился на этот короткий промежуток в другую фармацевтическую компанию, там мы и познакомились, после чего я уехал в Стокгольм продолжать свою работу. И она потом приехала учиться, а так как в Швеции я был единственным человеком, которого она знала, то остановилась у меня. Да так и осталась в моей жизни, похоже, навсегда.

- Очень романтичная история… А вот Вы помните свой первый месяц пребывания в Швеции? Что осталось в памяти?

- Первый месяц жизни был все-таки в Гётеборге, а не в Стокгольме, куда я приехал более-менее подготовленный, и через месяц уже приобрел квартиру. А в Гётеборге в первый день меня поразили высокие цены. Когда в кармане не очень большие деньги, и до первой стипендии как до луны, все стоило запредельно дорого. Там, действительно, цены высокие, больше на 30 процентов, чем в России, и в магазине ассортимент и выбор не очень большой. Поэтому, конечно же, приходилось подбирать-выбирать методом проб и ошибок. Сейчас-то я уже все знаю, а тогда это для меня была большая загадка, плюс еще все написано на шведском - никакой идеи абсолютно не было, что это может означать. Более того - те банки, на которых может и было написано на английском, были заклеены этикеткой с текстом на шведском - в Швеции ведь живем! Иногда приходилось отдирать, иногда приходилось смотреть, что внутри. Ну, как-то потом освоился. Конечно, несколько банок, которые были непонятны и которые я купил на пробу, оказались совсем не для того. Предназначались может даже и не для еды. Поэтому приходилось выкидывать.

- Виктор, я знаю, что Вы еще занимаетесь, как у нас в советское время говорили, общественной работой – возглавляете молодежное движение наших соотечественников, и, кроме этого, несколько лет вели телевизионную программу "У самовара" на русском языке.

- Я вспоминаю это время с большой теплотой. Сейчас, к сожалению, я не вовлечен в ведение программы в связи с изменением семейной ситуации, плюс очень много работы, командировок. Что касается программы "У самовара", это было получасовое ток-шоу в студии с соответствующим антуражем - самовар, чашечки, баранки… И туда приглашались разные люди. Иногда, конечно, интервью были провальные, когда гости отвечали односложно: да - нет. Приходилось их вытягивать и в течении получаса развлекать. Это был настоящий ад. Иногда были настолько говорливые, что приходилось только поздороваться со зрителями и задать первый вопрос. Остальное было делом техники. Но, конечно, во многом контакты и знакомства оказались крайне полезными. Благодаря этой программе я сделал в своей квартире ремонт с очень хорошей компанией по приемлемым ценам. Я нашел прекрасного стоматолога, я нашел интересных людей, специалистов, которые до сих пор мне помогают.

- Виктор, Вы уже несколько лет живете в Швеции, у Вас есть там круг своих друзей, со многими Вы познакомились благодаря той же телепрограмме. Вы можете нарисовать картинку наших людей в Швеции?

- Они разные. Но, по большей своей части, все интересные и с интереснейшей судьбой. Я стал замечать, что там нет случайных людей - это люди, которые приезжают с какой-то целью, которые хотят сделать себя, которые хотят добиться чего-то в своей жизни. Каждый пытается каким-то образом устроиться, что-то из себя представлять, тем более, что Швеция все дает для этого, главное - захотеть. Но в нашей жизни в Швеции как раз шведов не так много, а наших, русскоязычных, значительно больше, поэтому такое ощущение, что, приехав туда, мы и не уезжали, но при этом окружили себя той самой элитой, теми людьми, которые, действительно, знают, что хотят от жизни. Это люди молодые, дерзкие, в хорошем смысле, и, действительно, с целью!

- А скажите, московский швед, приехав в Швецию, почувствовали ли Вы там что-то свое, родное? И кем Вы вообще себя ощущаете?

- Сложный вопрос. Недавно показывали интервью с Галиной Вишневской, к сожалению, ушедшей из жизни, и ее спросили: "Вы чувствуете себя человеком мира?". Она говорит: "Что значит человек мира? Бездомный что ли?". Вот я, наверное, тот самый бездомный. Но сейчас есть одно хорошее подспорье. Раньше отъезд из страны, из Советского Союза, означал просто перечеркивание всего прошлого и обрубание всех корней. Но интернет стирает все границы. Я, например, возвращаясь в Швеции домой после работы, всегда включал "Голос России" и слушал в режиме online вашу программу «Наши люди» (программа Надежды Ширинской и Елены Карповой о соотечественниках, выходила до октября 2012 года, - прим. ред). Интернет дает возможность смотреть несколько российских телеканалов, которые мы смотрим, потому что хотим быть в курсе событий. В Швеции мало что происходит. Их телевидение... у нас даже телевизора нет дома. Он и не нужен. Их телевидение рассказывает о таких вещах, как где-то выпал снег, или произошла демонстрация молодежи, которые недовольны чем-то, то есть такие вещи, на которые здесь даже не обращаешь внимание, они просто совершенно не нужны. Хотя жизнь, конечно, здесь кипит. И мы, конечно же, все-таки близки к России по своей восприимчивости всего происходящего. Наверное, шведом здесь никогда не стать, тем более, если ты вырос в России и получил сначала советское, а потом российское образование, настолько глубокое, что заставляет быть в Швеции въедливым человеком по всем фронтам.

- В эти новогодние дни хотелось бы услышать от Вас поздравления друзьям нашего проекта "Окно в Россию".

- Я присоединяюсь ко всем поздравлениям, хочу пожелать всем крепкого здоровья! Мне хочется, чтобы все имели по меньшей мере ровно столько - не больше и не меньше - сколько хватает для нормальной, комфортной жизни, чтобы вы чаще улыбались, и чтобы хорошее настроение никогда не покидало вас. С Новым Годом, желаю счастья и всех благ! И приезжайте в Швецию, вам, я уверен, понравится.


via

Категория: Новости Швеции » Шведское общество