Работы художника из Волжского Андрея Шатилова

Автор: kogotok от 14-10-2018, 10:15, посмотрело: 44

0
Работы художника из Волжского Андрея Шатилова.

Работы художника из Волжского Андрея Шатилова


Категория: Интересное » Искусство

 

Беспросветные девяностые

Автор: kogotok от 1-09-2018, 08:09, посмотрело: 155

0
В Воронеже живёт художник Саша Селезнёв. В его картинах – нуар-романтика и трагизм 90-х: круглосуточные ларьки, заказные убийства, стрелки, гаражи, Чечня сквозь экран телевизора. В своих интервью Саша говорит о незначительной роли внешних атрибутов, но нельзя не обратить внимание на то, что на зрителя прежде всего воздействуют именно они.

Беспросветные девяностые


ФОТО

Категория: Интересное » Искусство

 

Работы художников Doping Pong

Автор: kogotok от 20-05-2018, 09:25, посмотрело: 649

0
Работы художников Doping Pong.

Работы художников Doping Pong


8 фото

Категория: Интересное » Искусство

 

Автор: kogotok от 20-05-2018, 08:26, посмотрело: 286

0
Безумная трансформация "Сухишвили"


Национальный балет Грузии "Сухишвили" сделал настоящий сюрприз своим верным поклонникам.
Одной из основных тем обсуждения грузинским сегментом соцсетей в субботний день стала новая программа всемирно известного грузинского ансамбля "Сухишвили", которую накануне презентовали в клубе "Республика" в Тбилиси.
Это было действительно неожиданно. Новаторы "сухишвилевцы" просто порвали зал! Премьера новой постановки под названием "Трансформация" прошла под бурные аплодисменты, а далее последовали нескончаемые обсуждения увиденного. via

Категория: Музыка, Искусство

 

Автор: kogotok от 17-02-2018, 16:40, посмотрело: 1169

0
Жили–были, варили кашу, закрывали на зиму банки.
Как и все, становились старше. На балконе хранили санки,
под кроватью коробки с пылью и звездой с новогодней ёлки.
В общем, в принципе — не тужили. С расстановочкой жили, с толком.

Берегли на особый случай платье бархатное с разрезом,
два флакона духов от гуччи, фетра красного полотреза,
шесть красивых хрустальных рюмок и бутылку китайской водки.
А в одной из спортивных сумок надувную хранили лодку.

Время шло, выцветало платье, потихоньку желтели рюмки,
и в коробочке под кроватью угасала звезда от скуки.
Фетр моль потихоньку ела, лодка сохла и рассыпалась.
И змея, заскучав без дела, в водке медленно растворялась.
Санки ржавились и рыжели. Испарялся закрытый гуччи.
Жили, были, и постарели, и всё ждали особый случай.

Он пришёл, как всегда, внезапно. Мыла окна, и поскользнулась.
В тот же день, он упал с инфарктом. В этот дом они не вернулись.

Две хрустальные рюмки с водкой, сверху хлеб, по квартире ветер.
Полным ходом идёт уборка, убираются в доме дети.

На помойку уходят санки, сумка с лодкой, дырявый фетр.
Платьем, вывернув наизнанку, протирают за метром метр
подкроватные толщи пыли. В куче с хламом — духи от гуччи.

Вот для этого жили–были.

Вот такой вот "особый случай".

Мальвина Матрасова.

.........................................................

Мама на даче, ключ на столе, завтрак можно не делать. Скоро каникулы, восемь лет, в августе будет девять. В августе девять, семь на часах, небо легко и плоско, солнце оставило в волосах выцветшие полоски. Сонный обрывок в ладонь зажать, и упустить сквозь пальцы. Витька с десятого этажа снова зовет купаться. Надо спешить со всех ног и глаз — вдруг убегут, оставят. Витька закончил четвёртый класс — то есть почти что старый. Шорты с футболкой — простой наряд, яблоко взять на полдник. Витька научит меня нырять, он обещал, я помню. К речке дорога исхожена, выжжена и привычна. Пыльные ноги похожи на мамины рукавички. Нынче такая у нас жара — листья совсем как тряпки. Может быть, будем потом играть, я попрошу, чтоб в прятки. Витька — он добрый, один в один мальчик из Жюля Верна. Я попрошу, чтобы мне водить, мне разрешат, наверно. Вечер начнётся, должно стемнеть. День до конца недели. Я поворачиваюсь к стене. Сто, девяносто девять.

Мама на даче. Велосипед. Завтра сдавать экзамен. Солнце облизывает конспект ласковыми глазами. Утро встречать и всю ночь сидеть, ждать наступленья лета. В августе буду уже студент, нынче — ни то, ни это. Хлеб получёрствый и сыр с ножа, завтрак со сна невкусен. Витька с десятого этажа нынче на третьем курсе. Знает всех умных профессоров, пишет программы в фирме. Худ, ироничен и чернобров, прямо герой из фильма. Пишет записки моей сестре, дарит цветы с получки, только вот плаваю я быстрей и сочиняю лучше. Просто сестрёнка светла лицом, я тяжелей и злее, мы забираемся на крыльцо и запускаем змея. Вроде, они уезжают в ночь, я провожу на поезд. Речка шуршит, шелестит у ног, нынче она по пояс. Семьдесят восемь, семьдесят семь, плачу спиной к составу. Пусть они прячутся, ну их всех, я их искать не стану.

Мама на даче. Башка гудит. Сонное недеянье. Кошка устроилась на груди, солнце на одеяле. Чашки, ладошки и свитера, кофе, молю, сварите. Кто–нибудь видел меня вчера? Лучше не говорите. Пусть это будет большой секрет маленького разврата, каждый был пьян, невесом, согрет, тёплым дыханьем брата, горло охрипло от болтовни, пепел летел с балкона, все друг при друге — и все одни, живы и непокорны. Если мы скинемся по рублю, завтрак придёт в наш домик, Господи, как я вас всех люблю, радуга на ладонях. Улица в солнечных кружевах, Витька, помой тарелки. Можно валяться и оживать. Можно пойти на реку. Я вас поймаю и покорю, стричься заставлю, бриться. Носом в изломанную кору. Тридцать четыре, тридцать...

Мама на фотке. Ключи в замке. Восемь часов до лета. Солнце на стенах, на рюкзаке, в стареньких сандалетах. Сонными лапами через сквер, и никуда не деться. Витька в Америке. Я в Москве. Речка в далеком детстве. Яблоко съелось, ушел состав, где–нибудь едет в Ниццу, я начинаю считать со ста, жизнь моя — с единицы. Боремся, плачем с ней в унисон, клоуны на арене. «Двадцать один», — бормочу сквозь сон. «Сорок», — смеётся время. Сорок — и первая седина, сорок один — в больницу. Двадцать один — я живу одна, двадцать: глаза–бойницы, ноги в царапинах, бес в ребре, мысли бегут вприсядку, кто–нибудь ждёт меня во дворе, кто–нибудь — на десятом. Десять — кончаю четвёртый класс, завтрак можно не делать. Надо спешить со всех ног и глаз. В августе будет девять. Восемь — на шее ключи таскать, в солнечном таять гимне...

Три. Два. Один. Я иду искать. Господи, помоги мне.

Аля Кудря́шева.

Категория: Интересное » Искусство

 

Автор: kogotok от 5-11-2017, 11:25, посмотрело: 358

0
Оперетта "Летучая мышь", фрагмент "На балу у графа Орловского".
реж. Колин Серро / Coline Serreau, Grand Opera 2001 г.
Джеймс Тьерри (James Thierree), внук Чарли Чаплина, акробат, актер.

Категория: Юмор., Искусство

 

Исторические лица в цвете от Klimbim

Автор: kogotok от 19-08-2017, 18:05, посмотрело: 790

0
Ольга Ширнина, работающая в сети под ником Klimbim, хороша знакома пользователям по колоризированным историческим снимкам. Кропотливое превращение черно-белых фотографий в цветные для Ольги не просто любимое занятие, но своего рода способ взглянуть на историю иначе.​

60 фотографий.

Надежда Крупская

Исторические лица в цвете от Klimbim

Категория: Искусство, История

 

Автор: kogotok от 10-06-2017, 21:19, посмотрело: 350

0
Шведский художник Карл Ларссон, основоположник "скандинавского стиля"

История его жизни и другие картины.
Шведский художник Карл Ларссон и его "Дом под солнцем"

Шведский художник Карл Ларссон и его "Дом под солнцем"





Категория: Интересное » Искусство

 

Автор: kogotok от 23-12-2016, 23:02, посмотрело: 275

0
Новый год

Категория: Интересное » Искусство

 

Автор: kogotok от 9-06-2016, 18:36, посмотрело: 473

0
Семейный портрет в интерьере

Файбисович Семён Натанович, «Семейный портрет в интерьере», 1982.

Категория: Интересное » Искусство

 

Автор: kogotok от 13-04-2016, 18:35, посмотрело: 353

0

Категория: Музыка, Искусство

 

Автор: kogotok от 2-04-2016, 10:55, посмотрело: 387

0
Русский космизм

Категория: Интересное » Искусство

 

Автор: kogotok от 26-03-2016, 17:06, посмотрело: 346

0

Категория: Музыка, Искусство

 

Автор: kogotok от 18-03-2016, 13:36, посмотрело: 413

0
Изумрудные глаза
Изумрудные глаза

Навязчивая идея преследовала умирающего Врубеля – ослепший художник верил, что если он все ночи будет простаивать на ногах, то Господь простит его и подарит новые глаза из изумрудов.
Он считал, что все беды последних лет – внезапная смерть маленького сына и его собственное помешательство – это наказание за страшное преступление, за то, что он когда–то посмел рисовать Христа и Богородицу, одновременно работая над самым главным своим творением — Демоном.
Черты святых ликов и злого духа сливались, становились похожи, глаза у всех были одинаковыми – огромными, изумрудными, трагическими... За этот грех, был уверен Врубель, он платит разрушением души.
Лечивший художника выдающийся психиатр Владимир Михайлович Бехтерев смотрел на вещи проще. Он обнаружил у своего знаменитого пациента поражение нервной системы из–за перенесенного в молодости сифилиса. Как следствие, болезнь породила шизофрению и маниакально–депрессивный психоз.
Облик Врубеля в то время был чудовищным – друзья, навещавшие его в психиатрической клинике, видели перед собой буйное лохматое существо в грязной рубашке, незрячее, беззубое, измученное тяжелейшими мигренями. Совершенно голый, художник на корточках сто раз обходил палату: такое наказание наложено на него за греховно прожитую жизнь. Он слышит голос Робеспьера, судей революционного трибунала, которые приговаривают его к смерти...
Ничто уже не напоминало о прежнем франте, изящном и великолепно образованном эстете: Врубель с золотыми медалями окончил два факультета Петербургского университета — юридический и историко–филологический, говорил на восьми языках, прекрасно разбирался в литературе.
Слыл знатоком моды, тратил все деньги на лучшие духи, всегда обедал в самых роскошных ресторанах, даже, когда нечем было заплатить – в этом случае он расплачивался своими эскизами.
Одевался изысканно, аккуратно, страдал, если манжеты были хоть чуть запачканы краской, но, между тем, мог выйти на улицу с зеленым носом – просто покрасить его зеленой гуашью и всё. Он считал, что это выделит его из толпы...
Близким знакомым в те годы такие выходки казались безумием, но только теперь, видя друга в смирительной рубашке, понимали, что значит простое чудачество гения по сравнению с действительной бедой и потерей своего "я".
Тем не менее, Врубель продолжал работать. Портрет Брюсова Михаил Александрович писал почти наощупь и уверял его, что не он рисует картины, что демон руководит им, поэтому даже на стенах палаты сами собой появляются непристойные сюжеты.

Жене он жаловался на воробьев – те за окном чирикали, а ему слышалось: "Чуть жив, чуть жив…". Просил яду – не дали. В самый жестокий мороз умышленно простоял всю ночь у открытой форточки и, наконец, заболел. Воспаление легких сменилось скоротечной чахоткой, и 1 апреля 1910 года Врубель скончался.
По легенде, последними его словами были: "Нужно изящно страдать".

Категория: Искусство, История

 

«Как будто я снова ребенок»

Автор: kogotok от 4-03-2016, 11:04, посмотрело: 394

0
Лидер британской ретро-группы The Real Tuesday Weld Стивен Коутс о том, как он полюбил мукыку Микаэла Таривердиева и открыл её для Запада.

В прошлом году киномузыка Таривердиева была с восторгом принята в Британии и США — после выхода винилового сборника «Tariverdiev: Film Music», который был подготовлен и издан вокалистом британской группы The Real Tuesday Weld Стивеном Коутсом. Зарубежные рецензенты сравнивали Таривердиева с Эннио Морриконе, Нино Ротой, Мишелем Леграном, Дмитрием Шостаковичем, Сергеем Рахманиновым и Сержем Генсбуром и удивлялись, что прежде они ничего не знали о композиторе, написавшем музыку к 130 фильмам и необычайно популярном в Советском Союзе.
Случайно наткнувшийся на музыку Таривердиева Стивен Коутс рассказал Денису Бояринову об обстоятельствах своего открытия.
«Как будто я снова ребенок»

ТЕКСТ, ФОТО, МУЗЫКА

Категория: Музыка, Искусство

 
Назад Вперед