Дневник точка SE » Интересное » Парусный флот и живность на кораблях

 

Парусный флот и живность на кораблях

Автор: kogotok от 17-07-2013, 23:18, посмотрело: 885

0
Парусный флот и живность на кораблях. 18 век

"Вообще за рассмотрениями тактики и стратегии использования флотов как-то совсем забывается о повседневной жизни на корабле. И, чтобы спуститься с небесной тверди на микроуровень, давайте попробуем поговорить о такой теме как люди и животные на кораблях.

Первым, и самым наверное знаменитым и многочисленным представителем фауны на корабле были конечно же крысы. Не верьте рассказам, что какое-то парусное судно по приходе в порт полностью избавилось от крыс. Был только один вариант корабля без этих тварей – только что спущенный со стапелей. Как только на корабле появлялись продукты – появлялись и крысы. Они жрали все – запасы крупы, мясо, сухари, масло, растения и т.д. Когда запасы кончались – крысы вполне питались досками, иногда прогрызая борта и создавая реальную опасность судну. К примеру во время ремонта в Гибралтаре шлюпа «Пегги» в 1756 году при осмотре камбуза было обнаружено, что крысы прогрызли двухдюймовую сосновую доску, отделявшую кладовую от каюты второго лейтенанта. В 1763 году кэптен Лафори (Laforey) сообщал, что на его фрегате крысы отгрызли часть обшивки днища, из-за чего корабль имеет течь.

Естественно, что под столь грозного врага списывали не только его реальные дела, но и все кражи, недостачи и т.д. То есть повар, отрезая кусок бекона в свою кладовую, естественно докладывал о том, что бедный бекон обглодали крысы. Чаще всего кок состоял в сговоре либо с боцманом, либо с мастером (master, самый старший унтер-офицер на парусном корабле) и, естественно, делился украденным. Вообще отговорка «сожрали крысы» вполне оспаривала первенство «подмочены, пришли в негодность и выкинуты за борт».

Но крысы, можно сказать, были невольными спутниками моряков. На них живность совершенно не заканчивалась. Если бы современный человек попал на какой-нибудь военный корабль XVIII века, находящийся в дальнем плавании – он бы принял его за какой-то Ноев ковчег. Прежде всего на борту присутствовали козы овцы, свиньи, гуси, утки, иногда кролики, и даже телята. Присутствовали в качестве будущего жаркого, котлеты или отбивной естественно. Представительство крупного рогатого скота на корабле обычно бывало довольно значительно – например 64-пушечный «Саммерсет» в 1760 году загрузил для плавания в Средиземное море 71 теленка для питания эскадры в Мессине на 3 месяца. Адмирал Эдвард Хоук считал, что разумный запас провизии на линейном корабле – это 40 овец и 12 телят.


Причем Адмиралтейство оплачивало только и исключительно говядину. Если кэптены и старшие офицеры хотели разнообразить меню – овец, свиней, кроликов, куриц, гусей и т.д. они покупали за свои.

Естественно – для такого количества скотины были необходимы целые тонны фуража, а это в свою очередь отнимало полезный груз у корабля, и создавало большие проблемы.

Отдельным вопросом стояли гигиена и чистота на корабле. Если куры, гуси, свиньи, кролики жили в клетках и загонах, то козы, овцы и телята спокойно разгуливали по кораблю. Специально для них на дверях кают и на верхней палубе были развешаны сумки с зерном и крошеным хлебом. Естественно – справляли животные большую и малую нужду где придется, что, в свою очередь, бесило первого лейтенанта, ответственного за чистоту на судне. Легко представить, что во время боя вся эта разгуливающая живность просто мешала морякам исполнять свои непосредственные обязанности.

Следующим видом шли домашние животные моряков – кошки, собаки, ручные крысы. За их присутствие на корабле разгорались настоящие баталии с первым лейтенантом, который чаще всего смотрел на них как на удар по гигиене и чистоте на корабле. Удалось договориться – провел своего Шарика на корабль. Не удалось – Шарик летел безжалостно за борт.

Где-то в середине плавания на корабле начинали появляться экзотические животные – обезьяны, попугаи, иногда даже страусы (один случай вообще пригвоздил меня к стулу от дикого смеха – матросы умудрились провести на корабль носорога!). Эти животные появлялись на корабле с меркантильными целями – по приходе в Англию их можно было выгодно продать. Например попугай Ара на птичьих рынках Лондона стоил 5-7 гиней – для обычного моряка это было практически состояние (так что Сильвер, таскавшийся с попугаем - это вообще-то настоящий, каондовый средний класс, а не опустившийся пьянчужка. Примерно так же сейчас бомжи у нас не имеют в собственности Toyota Land Cruiser). Так же ценились и скупались редкие виды фауны.

В связи с этим можно рассказать реальный случай, когда в 1758 году кэптен Форрест захватил корабль французской ОИК, на котором «обнаружил живности на 300 тысяч фунтов!», среди всего прочего – медведя-гризли и слона. Оказалось, что судно было зафрахтовано французской Академией Наук, вернее – ее председателем – мсье Реомюром. На призовом суде в Лондоне коллекция животных была признана не государственной собственностью Франции, а частной собственностью Реомюра, поскольку он финансировал экспедицию на свои деньги, и ее вернули во Францию (правда слон к тому времени умер). Корабль же англичане оставили себе, как законный приз.

В 1760-м кэптен Аугуст Харви захватил торговое французское судно, следующее из Алжира, где обнаружил 2 тигров и 3 крокодилов, предназначенных для продажи в Париже богатым коллекционерам. Призовой суд оценил животных в 2500 фунтов." via

Парусный флот и живность на кораблях

Категория: Интересное